?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Flag Next Entry
ПРИМЕЧАНИЯ: Первая попытка создания болгарского языка
Русь Великая
lsvsx

Это примечания к статье: «Первая в Болгарии грамматика о существовании болгарского языка в начале своего истинного создания».

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Подробнее о наших взглядах на литературно-языковую ситуацию в Болгарии в XVII — третьей четверти XIX в. см., в частности: Демина Е.И. Проблема предыстории современного болгарского литературного языка // Kształtowanie się nowobułgarskiego języka literackiego (do roku 1878), Wrocław-Warszawa-Kraków, 1990, s. 31—51. Она же. Предвозрожденческий период в истории болгарского литературного языка // Болгарский литературный язык предвозрожденческого периода. М., 1992, с. 5-30.

2. Андрейчин Л. Из историята на нашето езиково строителство. София, 1977, с. 183.

3. Возможно, с осознанном этих затруднений было связано намерение "Филологического общества" в Брашове, в которое входили названные книжники, издать болгарскую грамматику, о чем в 1824 г. сообщил П. Берон в разделе "Обращение към сънародннците" своего Букваря. См.: Букварь съ различны поучениѧ събрани ωт Петра X. Беровича за болгарски-тѣ оучилища. [Брашов], 1824, с. 143. Ср. фототипическое издание: Берон П. Буквар с различни поучения (Рибен буквар). София, 1974. О работе "Филологического общества" см. Арнаудов М. Българското книжовно дружество в Браила. София, 1966.

4. Венедиктов Г.К. Некоторые вопросы формирования болгарского литературного языка в эпоху Возрождения // Национальное возрождение и формирование славянских литературных языков. М., 1978, с. 218.

5. Неофит Рилски. Болгарска грамматика сега перво сочинена. Крагуевац, 1835, с. 3.

6. Първев Хр. Неофит Рилски и неговата "Българска граматика" // Неофит Рилски, Болгарска граматика. Фототипно издание. София, 1984, с. VIII.

7. Венедиктов Г.К. Българистични студии. София, 1990, с. 83-84.

8. Макеева В.Н. Проект плана "Сравнительного словаря всех славянских наречий" академика А.X. Востокова // Известия АН СССР. Серия литературы и языка, т. XXIII, вып. 4, 1964, с. 346.

9. Караджич В. Додатак к Санктпетербургским сравнитељним рјечницима свију језика и нарјечија, с особитим огледима бугарског језика У Бечу, 1822, с. 33-54.

10. См. об этом: Венедиктов Г.К. Българистични студии, с. 85-93.

11. Ср. следующее сообщение Ю. И. Венелина: "Весною 1830 г. я имел честь принять поручение Императорской Российской Академии съездить за Дунай с целью археологическою и филологическою. Между прочим, мне было поручено изучить болгарское наречие и составить его Грамматику, так как на этом только наречии ее еще не было" (Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы. М., 1838, с. 6). Известны и иные формулировки цели ученого путешествия Венелина. Ср.: «Вскоре после выхода книги первого русского болгариста Ю. И. Венелина (1802-1839) "Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам" (1829) Российская академия вынесла решение: "Отправить лекаря Венелина в путешествие по Болгарии, Валахии и Молдавии для отыскания и описания оставшихся памятников древнего языка сих стран и преимущественно болгарского"» (Коломинов В.В. Забытые экспедиции Российской академии // Известия Всесоюзного географического общества, 1981, т. 113, с. 168-171).

12. ПФ ААН, ф. 8, оп. 1 (1829), ед. хр. 34, л. 446. Цит. по статье: Венедиктов Г.К. У истоков лингвистической болгаристики в России // Ю.І. Гуца-Венелін і слов'янський світ. Ужгород, 1992, с. 235.

13. Там же.

14. Перебеленный Венелиным экземпляр Грамматики, которая до сих пор не издана, ныне хранится в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки в архиве Венелина (ф. I, ед. хр. 1). Общее подставление о содержании Грамматики можно получить из работы: Лукина М.В. Грамматика нынешнего болгарского наречия Ю.И. Венелина // Славянская филология. Статьи и материалы. М., 1952, с. 108-123. Ср. также описание и оценку Грамматики в работе: Шишманов Ив. Д. Венелиновите книжа в Москва. II. // Български преглед, год. IV, кн. IX, София. 1897, с. 48—70. Об обстоятельствах, в силу которых труд Венелина остался в рукописи, см.: Венедиктов Г.К. Первые отзывы о "Грамматике нынешнего болгарского наречия" Ю. И. Венелина // Исследования по историографии славяноведения и балканистики. М., 1981, с. 176-191.

15. Венедиктов Г.К. Первые отзывы..., с. 192-182.

16. См. подробнее: Венедиктов Г.К. У истоков лингвистической болгаристики в России (Занятия Ю. И. Венелина болгарским языком), с. 242—246.

17. "Я не видел ни одной русской азбуки, которую бы можно сравнить с достоинством сей книжки, весьма поучительной; изложение статей ее ясно, слог приятный, показывающий, что болгарский язык гибок для всяких оборотов", — пишет он о Рыбном букваре. См.: Венелин Ю.И. Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам. Т. I, М., 1829, с. 16.

18. Славяноведение в дореволюционной России. Изучение южных и западных славян. М., 1988, с. 115.

19. Ср.: "подходя к описанию фактов живгою языка с предвзятой теорией, Венелин дал искаженное подставление о современном болгарском языке" [Бернштейн С.Б. Из истории изучения южных славянских языков в России и в СССР Вопросы славянского языкознания, вып. 2. М., 1957, с. 125 (Курсив мой — Е.Д.)].

20. Венедиктов Г. К. У истоков лингвистической болгаристики, с 231.

21. Ее прислал Венелину В. Априлом с письмом от 28 нюня 1837 г. См. об этом: Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 30.

22. Там же, с. 47.

23. Там же.

24. Там же, с. 31.

25. Там же.

26. Там же, с. 32.

27. Там же, с. 23.

28. Там же, с. 24.

29. Там же, с. 4. Ср. также: "тем непростительнее нам забыть болгар, на коих природном наречии совершается наше богослужение, на коих языке писали мы почти до времен Ломоносова..." (Венелин Ю. Древние и нынешние болгаре..., с. 11).

30. Венелин. Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 8—9.

31. ОР РГБ, ф. 49, н. 1, ед. хр. 2, 4-4 об.

32. Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 16-17.

33. Венелин Ю.И. Грамматика нынешнего болгарского наречия, с. 50.

34. Там же, с. 51.

35. Венелин Ю. О зародыше новой болгаркой литературы, с. 31.

36. Там же, с. 32.

37. Ср., например, следующие высказывания в его Грамматике: "сии изменения составляют принадлежность болгарского наречия русского (общего) языка и происходят от более или менее уклоняющегося произношения общих слов" (с. 5) или: "Посему нaоборот можно бы сказать, что ножать, рука-та, дѣло-то в русском языке есть болгаризм (все равно: ведь болгаре и так суть русское племя, русские выходцы)'' (с. 144). Еще раньше в своей книге "Древние и нынешние болгаре..." он писал: "Итак, русский язык разделяется на три главные наречия: великорусское, малорусское и волгорусское, т. е. болгарское" (с. 203) Обоснование мнения о том, что Венелин считал болгарский язык самостоятельным славянским языком, а его «утверждение, что болгарский есть "отрасль русского языка", следует понимать в том смысле, что болгарский, с его точки зрения, есть язык восточнославянским, а не южнославянским», см. в работе: Венедиктов Г. К. У истоков лингвистической болгаристнки в России, с. 237-240.

38. Венелин Ю. Грамматика нынешнего болгарского наречия, с. 51.

39. Там же. Не случайно, отмечая, что русское влияние в истории новоболгарской литературы усиливается благодаря Венелину и В. Априлову, Б. Пенев подчеркивает, что их деятельность может рассматриваться "как реакция на греческое влияние" (Пенев В. История на новата българска литература. Т. I. София, 1976, с. 72).

40. См. письма П. И. Соколова Венелину: ОР РГБ, ф. 49, п. V, ед. хр. 150.

41. См этот список в архиве Венелина: ОР РГБ, ф. 49, п. V, ед. хр. 148, лл. 14-16.

42. См. аргументацию в работе: Демина И.И. Тихонравовский дамаскин. Болгарский памятник XVII в. Ч. II. Палеографическое описание и текст. София, 1971, с. 9—10, 14-15. В рукописи дамаскина есть сделанная в Кишиневе в 1829 г. запись некоего красильщика (бояджии) из Калофера (лл. 2—2 об.). А поскольку в представлении Венелина Калофер находится "в Македонии, не очень далеко от Копривщицы" (Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 40), он, видимо, и замечает: "на македонском наречии".

43. См. об этом: Венедиктов Г.К. К начальной истории изучения в России памятников новоболгарской письменности. // Исследования по истории славянского языкознания. Тарту, 1985, с. 31-37.

44. ОР РГБ, ф. 49, п. V, ед. хр. 5, л. 10 об.

45. Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 33.

46. О том, что в эпоху Средневековья "функции кодификации выполняли зачастую образцовые литературные произведения, в которых была реализована современная им литературная норма, см.: Едличка А. Проблематика нормы и кодификация литературного языка в отношении к типу литературного языка // Проблемы нормы в славянских языках в синхронном и диахронном аспектах. Доклады на IV заседании Международной комиссии по славянским литературным языкам 22-25 октября 1974 г. М., 1976, с. 19.

47. Ср. следующее замечание Венелина: "Итак, мое намерение было составить для болгар образец этимологического правописания... Болгарскую хрестоматию, приложенную мною к Грамматике, я исправил по правилам этого опыта" (Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 32). Отметим попутно, что в упомянутой выше работе М. В. Луниной предпринятым Венелиным опыт "обработки" новоболгарского текста Жития Петки по правилам его "опыта", неверно охарактеризован как осуществленный им "перевод с древнеболгарского на новоболгарский язык". См.: Лунина М.В. Указ. соч., с. 110.

48. ОР РГБ, ф. 49, п. 1, ед. хр. 2, л. 4.

49. О текстологической судьбе, языке и стиле новоболгарского текста "Жития Петки" Евфимия Тырновского см. подробнее: Демина Е.И. Житие Петки Евфимия Тырновского в новоболгарской письменности // Търновска книжовна школа, 2. Ученици и последователи на Евтимий Търновски. София, 1980, с. 183—192. Заметим, что Венелин обошел молчанием вопрос о соотношении языка и стиля первоначального и новоболгарского текстов Жития.

50. Там же, с. 188.

51. ОР РГБ, ф. 49, п. V, ед. хр. 148, л. 15.

52. См. об этом: Демина Е.И. Проблема нормы в формировании книжного болгарского языка XVII в. на народной основе // Славянское языкознание. VII Международный съезд славистов. Доклады советской делегации. М., 1973, с. 118-131; она же. Тихонравовский дамаскин. Болгарский памятник XVII в. Ч. III. Тихонравовский дамаскин как памятник книжного болгарского языка XVII в. на народной основе. София, 1985, главы II и III.

53. Диалектная база книжного болгарского языка XVII в. на основе данных современном лингвогеографии установлена в работе: Демина Е.И. Тихонравовский дамаскин... Ч. III, гл. III.

54. Полный текст записи см.: Демина Е.И. Тихонравовский дамаскин... Ч. II, с. 13.

55. Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 31.

56. Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967, с. 135.

57. См. об этом: Венедиктов Г.К. Вопросы нормализации болгарского литературного языка в начале XIX в. Славянское и балканское языкознание. // История литературных языков и письменность. М., 1979, с. 254—255. Гражданскую азбуку использовал также Христаки Павлович в своей книге "Аритметика или наука числителна" (Белград, 1833), однако у Венелина ее не было.

58. Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 33.

59. Конкретный материал см.: Демина Е.И. Тихонравовский дамаскин…, Ч. III, с. 61-63, 120-130, 235-236.

60. Милетич Л. Коприщенски дамаскин. Български паметник от XVII в. // Български старини, кн. II. София, 1908, с. ХХУ–ХХVII.

61. См. об этом.: Венедиктов Г.К. Вопросы нормализации болгарского литературного языка в начале XIX в., с. 255-263.

62. Там же, с.259; ср. также: Русинов Р. Петър Сапунов и изграждането на новобългарския книжовен език // Език и литература, № 2, 1978, с. 67.

63. Венедиктов Г. К. Вопросы нормализации..., с. 259—263; Русинов Р. Мястото на Васил Ненович в историята на българския книжовен език (По случай 150 години от смъртта му) // Език и литература, № 1, 1985, с. 97.

64. Венелин Ю. Грамматика нынешнего болгарского наречия, с. 98-99.

65. Там же, с. 99.

66. Там же, с. 98. Кстати, эти замечания Венелина в свое время послужили основанием для сомнений в верности его сведении об утрате падежных флексий в болгарском. Члены "Рассмотрительного комитета" Российской академии, куда в 1836 г. поступила Грамматика, усмотрели в них недостаточное знание Венелиным болгарского языка, поскольку, по их словам, "знающий язык легко отличит окончания падежей: одни не имеющий сведения смешивает окончания падежей". В заключении Комитета на Грамматику говорится: "Подобные правила заставляют сомневаться в сведениях сочинителя, который, как говорит он (146), прислушивался к разговору болгар из разных областей, но, как видно, неглубоко вникнул в язык". В публикации Грамматики нынешнего болгарского наречия было отказано (ОР РГБ, ф. 49, п. V, ед. хр. 148, лл. 22-27. Цит. по: Венедиктов Г.К. "Хронологическая записка" Ю. И. Венелина о его болгаристических трудах // Славянская филология, вып. VI, Л., 1988, с. 3-14.

67. Венелин Ю. Грамматика..., с. 101.

68. Там же, с. 100. Любопытно, что Венелин пытается по-своему объяснить причины "лености и слабости и произношении", приводящие к "понижению гласных", усматривая их в долгом существовании болгарского языка и даже в жарком климате, влияющем на носителей языка в этом направлении. Эти наивные объяснения относятся, как видно из сказанного, к уровню орфоэпии, к произношению гласных носителями языка. Поэтому изложение его взглядов в одной из недавних работ по истории изучения южных и западных славян — «Утрату падежных флексий он объяснял двумя факторами: древностью языка и жарким климатом. "Исходя из этой совершенно произвольной и ненаучной теории, Венелин усматривает задачу грамматики в том, чтобы с помощью правописания восстановить старые падежные формы"» (Славяноведение в дореволюционной России с. 59. Текст в кавычках внутри цитаты из статьи: Лунина М.В. Указ. соч., с. 114) — нельзя расценить иначе, чем незаслуженное приписывание Венелину еще более странных, чем в действительности, взглядов. Жарким климатом он объясняет не саму по себе утрату падежных флексий, а (что не одно и то же) лишь некоторые особенности произношения гласных, которые могли привести к их неразличению. Кстати, нельзя исключить, что в своих неумелых рассуждениях Венелин фактически пытался сформулировать выдвигавшуюся и позднее известными болгарскими учеными, в частности, Л. Милетичем, мысль о том, что утрата падежных флексии в болгарском была вызвана причинами фонетического характера, а именно фонетическим выравниванием флексий и в дальнейшем — действием аналогии, приведшим к тому, что падежи формально не стали различаться. Эта гипотеза не разделяется другими учеными, усматривающими иные причины падения в болгарском падежных флексий (См.: Чешко Е.В. История болгарского склонения. М., 1970, с. 12-14), однако роль фонетических процессов, приведших к омонимии в формах некоторых падежей, при этом так или иначе учитывается.

69. Венелин Ю. Грамматика. .. с. 100, 101.

70. Там же, с. 101.

71. Там же.

72. Там же, с. 101-102.

73. Там же, с. 101.

74. Демина Е.И. Тихонравовский дамаскин... Ч. III, с. 43-45.

75. Венелин Ю. Грамматика..., с. 118.

76. Там же, с. 111-112.

77. Там же, с. 141-142.

78. Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 45.

79. Венелин Ю. Грамматика..., с. 145-146.

80. Там же, с. 146. Как видно из сказанного, не соответствует истине следующее утверждение в одной из последних публикаций: "Примечательно, что автор грамматики ни словом не обмолвился о существовании постпозитивного члена в болгарском языке, хотя совсем не редко в приводимых им примерах находим членные формы" (Славяноведение в дореволюционной России, с. 59. Курсив мой — Е.Д.). Тот факт, что в своем пространном рассуждении в Грамматике Венелин отождествляет членные морфемы с указательными местоимениями (с которыми они генетически связаны) и призывает употре6лять их только и особых случаях, когда имеется необходимость подчеркнуть "указание" или "ударение речения", не означает, что он обошел молчанием эту важную тему.

81. Венелин Ю. О зародыше новой болгарской литературы, с. 46.

82. Там же, с. 50.

83. Ср.: "Не получив специальной подготовки в области истории и филологии и не владея методами этих наук, Венелин развивал в своих трудах фантастические и ненаучные теории (в частности, пытался доказать, что болгарский язык является наречием русского языка). (Славяноведение в дореволюционной России. Биобиблиографический словарь. М., 1979, с. 98).

84. Лавров П.А. Конспект преподавания истории славянского языка и литературы, составленный по определению Совета Императорского Московского университета от 2 мая 1834 г. Ю. И. Венелиным // Древности. Труды Славянской комиссии Императорского Археологического общества. Т. 2. М., 1898, с. 123-124.

Е. И. Демина.
О первом опыте кодификации болгарского литературного языка эпохи национального Возрождения.
Концепция Ю. И. Венелина.

Featured Posts from This Journal