?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Люди ледниковой эпохи были вовсе не такими, как нам их описывает официальная история.
Русь Великая
lsvsx

Умельцы каменного века.

Когда мы говорим «каменный век», то обычно подразумеваем нечто совершенно дикое и примитивное — людей, кое-как прикрытых шкурами, прыгающих вокруг забитого мамонта и ютящихся в норах и пещерах. Именно такими изображают наших далеких предков иллюстрации школьных учебников. Однако фактам это не соответствует.

Археологические находки, свидетельствуют, что люди ледниковой эпохи старались устроить свой быт с относительными удобствами, были весьма изобретательны. И умели оптимальным образом приспособиться к окружающей действительности. Кое-где жили действительно в пещерах — на Пиренеях, Урале, Енисее. Но естественные пещеры встречаются все же редко. И обнаружены остатки жилищ, постоянных поселений — в Брянской, Черниговской, Гомельской, Курской, Владимирской, Воронежской областях, на Печоре, Ангаре, в Чехии.

Так, в Костенках под Воронежем найдены следы 60 поселений, возникавших здесь в течение нескольких тысячелетий. Выявлены остатки строений. Скажем, огромного жилища площадью 600 кв. м. Кровля удерживалась на подпорках-колоннах из бревен и бедренных костей мамонта, для каркаса использовались мамонтовые ребра и кости, которые затем покрывались шкурами и дерном. Обогревался такой «дом» девятью очагами, расположенными на равных промежутках по оси главного «зала». Из основного помещения можно было попасть в боковые пристройки, окаймлявшие жилище по всему периметру. Две из них были жилыми, с очагами — возможно, они предназначались для вождей. Одна пристройка являлась святилищем, здесь найдены вырезанные из мергеля скульптуры женщин, мамонта, медведя, пещерного льва. Остальные были кладовыми для продуктов, запасных кремневых орудий и инструментов.

Люди здесь уже знали лук — в Костенках найдены целые россыпи наконечников стрел. Обнаружены и своеобразные верстаки древних мастеров, сделанные из врытых вертикально крупных костей мамонта с приспособлениями для изготовления и обработки орудий труда и охоты. Один из девяти очагов служил не для приготовления пищи, а представлял собой постоянно действующую мастерскую для пережигания бурого железняка и сферосидерита и производства из них краски. Датируется поселение Ориньякской эпохой (XVIII–XV тыс. до н. э.) И не лишне отметить, что в пресловутом «Благодатном полумесяце» самые древние поселения относительно постоянного характера зафиксированы на 10 тыс. лет позже. Большие жилища, сходные с костенковским, открыты и в других местах — на Дону в Боршево, под Курском, в Чехии, Сибири.

Встречаются и строения меньшего размера, но более сложные по конструкции и более благоустроенные, со стенами, облицованными деревом. В Мезине на Черниговщине существовал целый поселок из 5 домов и различных служебных построек. Площадь их составляла от 8 до 30 кв. м, они были снабжены 1–3 очагами, и жило в них около 50 человек. Один дом был ритуальным, окрашенным охрой, его крышу венчала голова волка, а в пол была воткнута женская статуэтка. Подобные селения существовали на Брянщине, в Сунгири под Владимиром, в Бурети на Ангаре, в Мальте на р. Белой, на Печоре, Лене, Енисее. Но и пещеры, кстати, благоустраивались с помощью искусственных сооружений. Скажем, в Каповой пещере на Урале оборудовались хижины — «квартиры», а на второй, верхний ярус пещеры, который также был жилым, вела лестница.

Люди ледниковой эпохи уже хорошо умели шить и кроить одежду. Сохранившиеся изображения, статуэтки, раскопки захоронений показывают, что в разных местах «фасон» ее отличался. Иногда костюмы представляли собой плотно облегающий меховой комбинезон с капюшоном, оставляющим открытым только лицо. Иногда наряд был более сложным и состоял из нескольких частей — меховой или замшевой рубахи без разреза, штанов, мокасин, шапки-капора. Все это обшивалось бусинками из кости — в могилах находят порой по 3,5–7,5 тыс. бусинок.

Правда, как показывают найденные изображения и даже отпечатки тел на глине, внутри своих жилищ люди ходили совершенно голыми или носили нечто вроде «передничка», но прикрывая не переднюю, а заднюю часть — вероятно, чтобы не застудить ее, сидя на камнях и земле. Однако подобная бытовая особенность объясняется отнюдь не «дикостью», а просто рациональными соображениями. Как сейчас установлено, в жилищах, подобных костенковским, когда там горели все очаги и собирался на зимовку весь род, было довольно жарко и душно. Интересно отметить, что уже тогда была своя наука красоты. Украшением тел служили браслеты, связки бус, татуировка и ритуальная раскраска. Женщины делали себе разнообразные и сложные прически. На рисунках и статуэтках волосы у них то спадают вниз сплошной волной, то собраны концентрическими кругами, то уложены зигзагообразными рядами.

Главным источником существования служили коллективные облавные охоты. Так, в Амвросиевке на Украине пересчитаны черепа более тысячи бизонов, в Пршедмости (Чехия) найдены 40 тыс. охотничьих орудий и останки тысячи с лишним мамонтов. А Костенки получили свое название как раз из-за того, что местные жители постоянно натыкались на залежи костей древних животных. Оружие и орудия труда изготовлялись из камня и кости, но обработка их достигла довольно высокого уровня, при раскопках находят иглы с ушками, шилья, наконечники стрел, копий и гарпунов, ножи, большие каменные или костяные кинжалы, изделия из кости с каменными вкладышами-лезвиями, Каменные топоры.

Разницу в технологиях, в конструкциях жилищ обычно объясняют разбросом по времени. Так, поселки в Сунгири и Мезине, относят не к Ориньякской, а к Мадленской эпохе — XV–VIII тыс. до н. э. Но все это весьма приблизительно. Современная археология давно уже пришла к выводу, что принятая ранее классификация эпох, основанная на технологии обработки камня — «ранний палеолит», «поздний палеолит», «мезолит» и т. д., на самом деле оказывается довольно условной, а то и не совсем корректной. Потому что, судя по данным углеродного анализа, культура ледникового периода носила «очаговый характер». В одно и то же время в разных местах сосуществовали совершенно разные уровни техники. Где-то еще пользовались грубыми, почти необработанными камнями, а где-то применялась микротехника, ретуширование, шлифовка. В том же палеолите наряду с самыми примитивными орудиями кое-где обнаруживаются копья с наконечниками из кости и рога, гарпуны, луки со стрелами, шлифованные топоры, копьеметалки — дощечки с упором, увеличивавшие дальность полета копья почти вдвое.

Возможно, различными технологиями и орудиями пользовались разные народы и племена. В Восточной Европе в данную эпоху по соседству (или в относительном соседстве) обитали еще неандертальцы (в Крыму) и четыре расы человека современного типа. Жили два типа европеоидов — кроманьонцы и «пршедмость», различающиеся ростом, сложением, формой черепа. Жили «люди из Сунгири» — сочетавшие в себе европеоидные и монголоидные черты. И племена негроидов, так называемая «гримальдийская раса», близкая меланезийцам или папуасам. Хотя объяснение разницы технологий может быть и иным. Они могли зависеть просто от потребностей человека — для черной работы использовали более грубые орудия, а там, где это требовалось, более совершенные.

Кстати, само по себе использование камня или кости для изготовления орудий труда вряд ли можно считать показателем «отсталости». Известно, что в Древнем Египте кремневые изделия широко использовались вплоть до начала нашей эры — они были дешевле, чем металлические. В американских цивилизациях ацтеков, инков, майя, знавших металлы, люди предпочитали каменное оружие и орудия труда, считая их надежнее медных и бронзовых. Да и во времена Киевской и Московской Руси для охоты на птицу или мелкого зверя долгое время использовались не железные, а костяные наконечники стрел, более дешевые.

И упрощать, примитивизировать представления о людях каменного века, право, не стоит. В нескольких местах археологами обнаружены куски трута и части деревянных приборов для добывания огня трением. И лампы для освещения жилищ — из камня с углублением, куда заливался жир и вставлялся фитиль. На Енисее уже в те времена научились топить каменным углем, а в Дольне Вестонице (Чехия) обнаружены изделия из обожженой глины (опять же, на десяток тысяч лет раньше, чем на Ближнем Востоке). Иногда находят терочники и мотыги — следовательно, даже и в ледниковый период там, где это было возможно, охота уже дополнялась зачатками земледелия.

Люди знали принципы консервирования, заготовляя на зиму некоторые травы и коренья. Заготовляли и желуди, удаляя из них дубильные вещества. Были известны и некоторые технологии, которые впоследствии оказались утраченными — например, размягчения кости. Так, некоторые найденные образцы рисунков по кости были не вырезаны, а продавлены. Попадаются ученым и цельные дротики, сделанные из бивней мамонта, которые каким-то образом распрямлялись. Была и своя медицина — практиковалось лечение переломов, вывихов, удаление больных зубов. Использовались лекарственные травы.

А в селении Мальта в Прибайкалье недавно обнаружена настоящая мастерская, а то и «фабрика» по изготовлению каменных орудий. На которой, по оценкам специалистов, трудилось до 200 человек! Причем производство тут велось по типу конвейера, одни мастера откалывали заготовки, другие вели их грубую обработку, третьи более тонкую, четвертые занимались окончательной доводкой изделий. Само наличие столь крупного производства показывает, во-первых, существование межродовой, а то и межплеменной организации, поскольку численность обычных охотничьих общин составляла 40–50 человек. А во-вторых, производство таких масштабов должно было носить «товарный» характер. Продукция предназначалась для меновой торговли.

Имеются и другие доказательства, что подобная торговля имела место. Кремень, самый подходящий материал для каменных изделий, можно найти далеко не везде. А изделия из него распространены повсюду. Следовательно, он был «товаром» для обмена. Еще одним «товаром» являлась охра. Она занимала какое-то важное место в верованиях древних людей. Ее использовали для ритуальной раскраски, ею натирали священные изображения и статуэтки, покрывали стены ритуальных строений. И в захоронениях, уложив покойника, обязательно засыпали его охрой. Это было распространено и в Западной Европе, и в Восточной, и в Сибири. Хотя сырье для приготовления охры тоже встречается не везде. А с другой стороны, в различных регионах — на Черниговщине, во Владимирской области, на Урале, в Сибири археологи находят застежки для одежды и украшения из морских раковин. Что подтверждает торговый обмен между весьма отдаленными местами.

Богатым был и духовный мир людей каменного века. У них существовали какие-то неведомые нам религии, явно выраженные эстетические потребности. Достаточно вспомнить великолепные наскальные росписи на Пиренеях в пещерах Альтамира, Лоссели, Ля Мут, Ля Мадлен, Ляско, Трех Братьев. Или на Урале в Каповой, Игнатиевской пещерах, в Медвежьей пещере на Печоре, в пещерах Афонтовой горы на Енисее, на Алтае, Ангаре. Некоторые пещеры являлись крупными святилищами. И, очевидно, как и мастерская в Мальте, имели межплеменное значение. В Лоссели на каменных плитах у входа выбиты барельефы нагих женщин, каждая держит в руке рог, и судя по результатам химического анализа, центральную фигуру натирали охрой. Напротив расположен другой барельеф — мужчина с копьем и лань. А вход в пещеру Ля Мадлен «охраняли» две женские фигуры — рядом с одной изображена лошадь, со второй бизон. В нескольких пещерах обнаружены места, где священные предметы и рисунки соседствовали с многочисленными следами детских и юношеских ног. То есть там находились какие-то древнейшие школы, которые одновременно были и местами для инициаций.

Практически во всех местах поселений попадаются статуэтки птиц, львов, медведей, носорогов и других зверей. Из камня, глины, кости, дерева. Нередки и фигурки людей, в основном, женщин — очевидно, они имели ритуальное значение и относились к культу плодородия. Это очень полные «палеолитические Венеры» с непропорционально большими грудями, животом и лоном. Порой они практически целиком состоят из гипертрофированных признаков пола. Только в Костенках таких «Венер» найдено более 60, в Мезине — 30. Но встречаются и другие типй изображений. В Мезине и в Гагарине найдены две статуэтки танцующих женщин, в Дольне Вестонице — девичьи фигурки и даже портретная скульптура. А иногда наряду с изображениями людей и животных попадаются фигурки или рисунки разных фантастических существ.

Существовали уже все типы музыкальных инструментов — и духовые (флейты), и ударные — барабаны, и струнные, сделанные наподобие луков на основе из дерева или бивня мамонта, и разнообразные трещотки, погремушки, наборные браслеты из костяных пластин, гремевших в такт движений танцора. Например, в Мезине в «ритуальном» доме обнаружены 2 колотушки, 6 костяных барабанов, браслет с погремушкой и… нанесенным на него лунным календарем. Да, наши предки явно интересовались астрономией. В различных селениях ледниковой эпохи археологам встречаются лунные и солнечные календари с отмеченными на них точками равноденствия. Рисунки, обнаруженные на Алтае академиком Окладниковым, также доказывают, что люди каменного века наблюдали за небесными светилами и вели учет лунных фаз. А на Малой Сые (Сибирь) найдены остатки настоящей «палеолитической обсерватории».

Но наряду с астрономией важное место в быту и верованиях людей играла и магия. Использовался, например, «принцип подобия» — чем больше и чем лучше нарисовать животных, тем больше появится и настоящих аналогов. Практиковались и направления, которые впоследствии были отнесены к «черной» магии. Вроде «убийства изображения». Нарисованное животное пронзается нарисованными стрелами и копьями, иногда на изображении находят царапины от реальных наконечников, что, по магическим представлениям, должно помочь убить аналог. Точно таким же способом наводили пагубу средневековые колдуны, рисуя или делая куколку человека и протыкая иглами. А на некоторых фигурках людей, изготовленных в каменном веке, имеются специальные углубления, куда вкладывались частицы жизнедеятельности реального человека — волосы, ногти и т. п. То есть, изображение «связывалось» с конкретным лицом. Это могло быть ритуалами некромантии — с целью «притянуть» дух умершего человека и «вселить» в фигурку, чтобы он еще послужил племени. Могло служить и другим целям. Допустим, «прилюбить» понравившееся лицо.

О бытовых особенностях и традициях тех далеких времен мы, конечно, знаем слишком мало. А предположения весьма расплывчаты. Например, существуют гипотезы, что в тогдашних общинах, обитавших в больших жилищах, мужчины и женщины одного поколения свободно сходились друг с другом. А потом, мол, был введен запрет на брачные союзы внутри одного рода. За неимением достоверных знаний исследователями берутся «аналоги» — современные охотничьи племена Африки, Амазонии, Австралии. Что вряд ли может быть принято, так как быт этих племен определяется собственными традициями и верованиями, а отнюдь не общеисторическими закономерностями. Отметим лишь, что в мифологиях различных народов древние боги и впрямь не стеснялись сходиться со своими близкими родственницами. А в исторически известные времена в традициях некоторых этносов вполне допускались, а то и поощрялись браки братьев с сестрами. Но чаще образовывались союзы из двух дружественных родов, и жен или мужей полагалось брать не из своего, а из другого рода. Хотя формы семейных отношений бытовали разные — у одних народов практиковались групповые браки, у других полигамия или полиандрия. Вероятно, различались обычаи и в каменном веке.

Были отличия и в похоронных обрядах. Какие-то представления о загробной жизни, несомненно, существовали у всех. Умерших обычно хоронили в лучших одеждах и украшениях, часто клали в могилы орудия труда и охоты. И засыпали их древесным углем, известью, охрой. Однако встречаются захоронения с рядом особенностей. Так, в Сунгири во Владимирской области рядом со следами двух поселений были похоронены двое детей, мальчик и девочка. Над ними через два года похоронили женщину — без головы. А еще через несколько лет мужчину в возрасте около 60 лет и женский череп. По-видимому, голова жены, умершей раньше мужа, оставалась у него в качестве талисмана или вместилища ее духа. Кстати, как мы видим, здесь люди жили четко определенной семьей.

А на Ангаре в Бурети в 1934 г. нашли коллективный могильник с захоронением мужчины, женщины и ребенка, причем тазовая кость женщины оказалась пробита наконечником стрелы. То есть опять мы видим вполне выраженную семью. Сделавшие эту находку академик Окладников и чешский ученый Хрдличка предположили, что супругу и малолетнего отпрыска преднамеренно отправили на тот свет в связи со смертью главы семьи. Но это сомнительно. Зачем в подобном случае понадобился бы расстрел из лука? И неужели опытный древний охотник так плохо стрелял, чтобы в процедуре ритуального умерщвления стоящей перед ним жертвы попасть ей не в грудь или в голову, а в низ живота? Логичнее считать, что семья погибла в боевом столкновении.

Правда, нельзя исключать, что в каких-то из тогдашних племен действительно существовали обычаи избавления от «лишних едоков». Впоследствии среди древних греков и римлян ходили легенды о гипербореях, которые летом занимаются хозяйством, а зимой «скрываются в пещерах». И по этим легендам старики гипербореев, когда пресыщаются жизненными благами и устают от них, сами бросаются со скалы. Нетрудно понять, что такая традиция, если она действительно имела место, возникла совсем не от пресыщения, а наоборот. Но гипотеза Окладникова и Хрдлички о ритуальном убийстве вдов никакими другими находками не подтверждается. И «лишними едоками» в каменном веке женщины не являлись. Это же были не хрупкие голливудские «герлз», шеголяющие изящными ножками и пупками в фильме «Миллион лет до нашей эры», а выносливые и физически развитые особы, ценные члены общины, способные и потомство производить, и тяжелую работу выполнять, и охотиться наряду с мужчинами.

А вот… существовала ли в то время история? Несомненно. Любое племя, любой народ тщательно сохраняет сведения о тех или иных экстраординарных событиях, старается передать память о них от поколения к поколению. В прошлой главе уже отмечалось, как бережно относились к «устным летописям» полинезийские вожди. Или возьмем пример с индейцами Аризоны: на месте кратера от падения метеорита они сообщали «бледнолицым», что здесь спустилось с неба божество в огненном облаке — а по данным радиоуглеродного анализа, произошло это аж 25 тыс. лет назад.

В жизни людей ледниковой эпохи важные события тоже случались. Допустим, природные катаклизмы. Или переселение негров-гримальдийцев. Оно прослежено археологами от Средиземноморья, прошло по Украине и Дону и достигло Нижней Оки. Ясно, что не обошлось без войн. При раскопках описанного выше селения в Костенках археологи пришли к выводу, что оно было брошено внезапно, в связи с внешней угрозой. А все статуэтки божеств были планомерно разбиты пришедшими врагами. При исследовании других поселений и захоронений в этом районе оказалось, что в более древних погребениях останки принадлежат к европеоидному типу, в следующих по возрасту культурных слоях захоронены негроиды, а потом — опять европеоиды.

Периодически встречаются захоронения связанных людей, принадлежащих к негроидной и европеоидной расам — возможно, пленников, убитых или принесенных в жертву. Впрочем, существует и другое объяснение — что свои же соплеменники связывали труп человека, умершего какой-то «нехорошей» смертью, чтобы его дух не начал вредить. Но в любом случае, войны с гримальдийцами были жестокими. Мулатов в Восточной Европе не осталось, так что результат очевиден. Вероятно, иногда происходили и столкновения меньших масштабов, за охотничьи угодья. А какие-то из племен тогдашней Евразии не брезговали и людоедством — на некоторых стоянках археологи вместе с расколотыми и высосанными костями животных находят человеческие кости, точно так же расколотые и выеденные. И, конечно, если появлялись такие соседи, охотничьим общинам приходилось вести с ними борьбу в прямом смысле не на жизнь, а на смерть.

Но все же войны были тогда редким явлением, скорее — исключением, чем правилом. Об этом свидетельствует изобразительное искусство. Ни в наскальной живописи, ни в скульптуре военная тематика вообще не фигурирует. Только охота. Пока это было важнее, и именно от охоты, а не от успеха боевых действий обычно зависели жизнь и благополучие людей.

Продолжение...


Валерий Евгеньевич Шамбаров. «Великие империи Древней Руси»

Featured Posts from This Journal