lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Что скрывают именные памятники немецких солдат в России



В Балтийске, где находится главная военно-морская база Балтийского флота, произошёл скандал.

22 мая издание «EADaily» сообщило, что туристы из «большой России» нашли на интернациональном кладбище в городе именной памятный знак некоему Гельмуту Пфефферу, который в составе войск Вермахта окружал Ленинград и был убит в Новгородской области весной 1942 года. Журналисты издания отмечают, что установка мемориального камня в калининградских СМИ ранее не афишировалась. О странной находке стало известно случайно только сейчас. По словам калининградского журналиста Андрея Выползова, который занимался этой темой, точной информации о том, когда именно появился монумент, нет. Однако можно предположить, что датируется он точно не сороковыми годами прошлого столетия.

Андрей Выползов: «Мы с мёртвыми не воюем. И современные немцы этим пользуются. Не зря, когда СССР развалился, сразу вышел на нас Народный союз Германии по уходу за военными захоронениями. И там, когда общались с правительством Ельцина, с другими высокопоставленными российскими чиновниками, как раз и упирали на то, что мы, мол, с мёртвыми не воюем. Давайте устанавливать памятники, надгробные плиты на местах сражений. А кто там есть кто — пойди, разберись: солдаты Вермахта, эсесовцы…»

Журналист отмечает, что часто, анализируя информацию на надгробиях на интернациональных кладбищах в регионе, можно найти детали, указывающие на то, что многие из них установлены в честь немцев, не защищавших Кёнигсберг, а наступавших на СССР. Так, многие плиты датируются 1942—1943 годами.

Андрей Выползов: «Вот на улице Александра Невского в Калининграде на интернациональном кладбище, там, да, есть плиты, где указаны годы гибели солдат Вермахта 1945-й год (зима-весна), но, если пройти дальше там, в глубине кладбища, есть фамилии с указаниями дат смерти 1943-й-1944-й год и даже 1942-й. То есть это люди, которые были призваны из Кёнигсберга и воевали непосредственно на территории СССР. Они были агрессоры! Но они, тем не менее, увековечены. Как я понимаю, в начале 2000-х наши [власти — прим.ред.]всё-таки сдались и решили, что эту как бы миссию мы выполним [увековечим — прим. ред.]».

К слову, на памятнике Гельмуту Пфефферу, что недавно нашли туристы, выбито изображение железного креста и эпитафия (в переводе на русский): «На вечную память о любимом сыне и брате. Гельмут Пфеффер. Обер-ефрейтор ночного отряда. Родился 19.10.1913 — умер 14.04.42 у Спасской Полисти, Новгород — Ленинград».

Последние географические данные как раз и указывают нам на то, что погиб этот немецкий солдат не на территории Кёнигсберга, мол, защищая свою Родину, а наоборот — наступая на Советский Союз.

Однако журналист Андрей Выползов считает, что сносить уже существующие надгробия было бы не по-христиански. Но в тоже время он обращает внимание, что появление таких объектов — тревожный сигнал. Андрей Выползов опасается, что установка подобных именных памятников может стать систематической.

Андрей Выползов: «Мы имеем дело с новоделом. Я не верю, что надгробие того же ефрейтора Гельмута Пфеффера было сделано в 1943 году и оно вот так прям простояло все эти 70 лет, даже больше. Однозначно — это новодел».

Как ранее сообщало издание «EADaily», «несколько лет назад в Калининградской области был обнаружен ещё один именной памятник — гитлеровскому офицеру лётчику люфтваффе Петеру Гайну. Знак представляет собой высокую гранитную плиту с надписью (перевод на русский): «Гауптман Петер Гайн пал в воздушном сражении за Германию 2 января 1944 года» и выбитыми двумя железными крестами. Знак установлен в посёлке Русское».

Но вернёмся к недавно выявленному памятнику солдату Вермахта. Корреспонденты радио «Русский край» спросили у главы администрации Балтийска Сергея Мельникова, давали ли разрешения местные власти на постановку персонального памятника нашему противнику на немецком мемориальном кладбище?

Сергей Мельников: «Конечно нет, о чём речь? Когда это установили? Там кто-то заведует этим мемориальным комплексом… Мы с ними, честно говоря, не взаимодействуем. Это территория не муниципалитета. Мы там не регулируем. Слушайте, я своих дедов предавать не собираюсь, поэтому к этому отношусь крайне негативно. Сейчас можно всё, что угодно говорить про толерантность, но эти фашисты наш народ зверски мучили и убивали. Поэтому какие памятники?»

В декабре 1992 года было подписано Соглашение №979 между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германии об уходе за военными могилами в Российской Федерации и в Федеративной Республике Германии.

Согласно статье 4 этого Соглашения, «обе стороны предоставляют друг другу безвозмездно и на неограниченный срок используемые под военные захоронения участки земли как место вечного покоя погибших в войнах». А в статье 5 этого Соглашения говорится, что «Правительство РФ будет разрешать Германии перенос могил погибших в войнах с немецкой стороны, перезахоронение которых она считает необходимым».

Отсюда следует, что глава Балтийска не может регулировать установку подобных монументов немецкой стороной, даже если изначально могила немца находилась совершенно в другом регионе. Однако межправительственное Соглашение, о котором мы говорим, не разрешает возведение отдельных именных памятных знаков гитлеровским солдатам и офицерам.

Кладбище, где стоит памятник фашистскому обер-ефрейтору, было открыто в Балтийске в 2000 году. На его территории установлены гранитные плиты, на которых выбиты имена более 4 тыс. солдат и офицеров Вермахта, погибших в первые месяцы 1945 года во время Восточно-Прусской стратегической наступательной операции Красной армии.

С 1991 года в России действует ассоциация международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы». Она распоряжением Правительства РФ № 1615-р от 24 сентября 2010 года определена единственным исполнителем работ по обеспечению сохранности и содержанию иностранных воинских захоронений (в том числе вновь обустраиваемых) на территории нашей страны. Поэтому за разъяснениями по поводу выявленного памятника в Балтийске мы обратились туда.

Заместитель генерального директора Ассоциации Василий Толочко в беседе с журналистом радио «Русский край» рассказал, что памятники, подобные тому, что установлен немецкому ефрейтору в Балтийске, сейчас появляются по всей стране. «А с Ассоциацией никаких согласований не ведётся. Делают это родственники погибших немцев», — пояснил он.

Василий Толочко: «С нами такое [установка памятников нацистам — прим.ред.] не согласовывалось. Да и кто бы с этим согласился? Да, это делают родственники. Даже иногда на кладбищах военнопленных появляются таблички. А они умудряются это не согласовывать даже с Народным союзом. У нас вопрос в части немцев такой: кто он? Эсесовец? Просто военнослужащий Вермахта? Это никогда не оговаривалось и в межправительственном Соглашении этого нет».

Что касается Гельмута Пфеффера, мы не можем точно сказать, что он был эсэсовцем, или членом нацистской партии. Однако место его гибели прямо может указывает на то, что он участвовал в блокаде Ленинграда. Бои у Спасской Полисти, где он был убит в 1942 году, отличались особой ожесточённостью. Армия нацистской Германии к этому моменту окружила Ленинград. При попытке прорыва немецко-фашистского кольца у села Спасская Полисть большие потери понесли соединения 59-й ударной армии РККА, а 2-я армия генерала Власова попала в окружение. Таким образом Гельмут Пфеффер участвовал в блокаде Ленинграда, унесшей жизни свыше 600 тысяч жителей города.

После того, как новость о памятнике нацисту стала известна общественности, в Интернете разразилась целая дискуссия. Так, например, в Фейсбуке, в сообществе «Königsberg/Kaлининград» под публикацией издания «EADaily» с интервью директора РОО «Русская община Калининградской области» Максима Макарова пользователи оставили более 600 комментариев. Макаров в интервью утверждал, что установка подобных памятных знаков в России недопустима. В комментариях мнения людей разделились на две противоположности: одни были согласны с Макаровым, другие говорили о бессмысленности борьбы с мёртвыми.

В разговоре с журналистом радиостанции «Русский край» Максим Макаров рассказал, что нашёл оптимальный вариант, как в случае с немецким памятником уйти от увековечивания памяти нацистов.

Максим Макаров: «После моего комментария к статье Андрея Выползова в соцсетях началась очень большая дискуссия. Так называемые германизаторы завалили обвинениями, что я тут воюю с могилами, с мёртвыми. Могилы никто не уничтожает, и никто не призывает уничтожать. Об этом и речи не было. Мной был поставлен вопрос в целом об уместности памятников с фамилиями нацистов — извергов человечества, как их называли, агрессия которых привела к уничтожению десятков миллионов людей. Насколько уместны эти памятники на территории России? Я предложил оставить немецкие могилы, но памятники с тысячами фамилий на немецком языке, — упоминание наших врагов, убрать. Достаточно одного креста и таблички без фамилий со специальным кодом. Телефон поднесли и вас «перекинуло» на сайт, где есть полный перечень фамилий тех, кто там захоронен».

Своё мнение по поводу уместности нахождения памятника немецкому солдату в регионе высказал доктор исторических наук, профессор Владимир Шульгин.

Владимир Шульгин: «Что надо немцам? Можно понять. Ещё в 90-е годы была такая фраза у них, мол, вы победили в войне, а мы победили в мирных условиях. То есть вы дурачки, а мы потихонечку, тихой сапой через нашу агентуру влияния, которая у вас в университете в БФУ и много, где ещё, будем преследовать наши интересы. Вообще, немцы здесь уже 30 лет хулиганят».

В свою очередь депутат Государственной думы Александр Пятиков отмечает, что подобные действия в нашем регионе оскорбляют память наших предков.

Александр Пятикоп: «Нельзя давать возможность обелять фашизм, нацизм. Точка в той истории была поставлена Нюрнбергским трибуналом, который осудил нацизм — господство одной нации над другой. Главные фашистские преступники понесли справедливое возмездие. Поэтому любая популяризация фашизма недопустима. Это античеловечно. Это оскорбляет память десятков миллионов людей, которые погибли в Великую Отечественную войну».

История с памятными знаками погибшим в годы Великой Отечественной войны таит немало «загадок». Ещё одну накануне, 27 мая, озвучил российский общественник и публицист Николай Стариков. Не так давно он побывал в Калининграде. Он, будучи в Калининграде, нашёл русские имена на местном интернациональном кладбище на памятниках погибшим немецким жителям тогдашней Восточной Пруссии.

«Рядом с исключительно мужскими немецкими именами и фамилиями, с годами смерти 1944 и 1945 гг., находятся русские фамилии. Причем, информация о них всегда неполная: либо нет даты рождения, либо нет точной даты смерти. У каждого же «арийца» на том же самом памятнике всегда есть и то, и другое. При этом на памятниках «мирным жителям» нет ни одной женской фамилии и ни одного ребёнка. Только мужчины «призывного» возраста», — написал он в своём блоге.

В беседе с журналистом радиостанции «Русский край» Николай Стариков предположил, что в данном случае речь может идти о так называемых власовцах — предателях Советской Родины, участниках антисоветских воинских формирований, действовавших на стороне фашистской Германии во время Великой Отечественной войны. Напомним, их формирование называлось «Русской освободительной армией» и состояло из русских коллаборационистов в составе Вермахта в 1942—1944 гг. Армией командовал Андрей Власов — советский военачальник, который в ходе Великой Отечественной войны изменил присяге и перешёл на сторону нацистской Германии.

Николай Стариков: «Версий тут немного. На этих камнях указаны исключительно мужские фамилии. Вероятно, это солдаты немецкой армии, погибшие в Восточной Пруссии. Но если на этом же камне мы видим русские имена и фамилии, то совершенно очевидно, что эти люди сражались в рядах немецкой армии. То есть перед нами, грубо говоря, власовцы — предатели Родины. Мне кажется, что увековечивание имён предателей на территории нашего государства - недопустимо».

Проблема памятников солдатам Вермахта крайне актуальна для Калининградской области — бывшей территории Восточной Пруссии. Отсюда уходили до 1945 года на фронт под Ленинград, под Москву, под Сталинград немецкие солдаты, неся разорение нашей стране и смерть нашим предкам. Время идёт неумолимо и скоро в России и в Калининградской области не останется в живых ни одного ветерана Великой Отечественной войны, которым сейчас не менее 90 лет. Мы, современные жители России, не видели ужасов войны, не испытывали на себе немецкого плена и оккупации. Но мы обязаны помнить об этом. Мы обязаны сохранить свою национальную идентификацию «свой-чужой», несмотря на течение времени. Мы обязаны передать эту самоидентификацию нашим детям. Потомков немецких солдат из Германии понять можно. Но ради сохранения памяти о войне каждое кладбище иностранных солдат в России, пришедших отбирать нашу землю, должно содержать исчерпывающую информацию для потомков. О том, кто начал эту войну, кто как её вёл и, кто похоронен под плитами. В том числе и о принадлежности запрещенным организациям. Это нужно для сохранения нашей национальной памяти.


Радио «Русский край»

Программа «Специальный репортаж»

Елизавета Филиппова
Tags: Политика, Ратное дело
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments