?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Долгие века шла война между греками и скифами.
Русь Великая
lsvsx

Продолжение, предыдущая часть тут...

Войны с Периклом и Александром Македонским (V–IV века до н. э.)

Первые столкновения с греками происходили в VI веке до н. э. В это время (или чуть ранее) праславянами-таврами на побережье Чёрного моря, в Тавриде (Крыму), уже были основаны города Сурож и Корсунь, за обладание коими потом долгие века шла война между греками и скифами. По «Книге Велеса», уже при основании сии города носили эти имена, говорящие о культе Солнца у скифов и тавров – праславян.

Обычно их основание относят к более поздним временам. Однако известно, что на месте греческого города Херсонес (в Балаклавской бухте), основанного будто бы греками в 422 году до н. э., ранее был город тавров (в «Одиссее» они названы листригонами). К III веку н. э., именно к 212 году, обычно относят основание аланами Сурожа (Сугдеи), но археологи установили, что поселение тавров здесь существовало с IV века до н. э., а потом оно было разрушено греками. Эти сведения подтверждает «Книга Велеса», в коей подробно рассказано о древних войнах греков с русами-таврами за Сурож. А в «Книге Ярилы» Сурож представлен как зимняя столица Русколании и местопребывание семьи князя.

Также потом скифами и сарматами были основаны города Голунь в Приднепровье, Воронежец на реке Воронеж (близ современного областного центра Воронеж есть древние городища), Кияр или Сирак (Сар-град) в Приэльбрусье, Новгород (Неаполь Скифский) в Крыму. Веды Руси говорят и об иных городах и сёлах. Скифы и сарматы переходили к осёдлости, хоть и не оставляли прежней кочевой и вольной жизни.

Историки называют скифских царей V века до н. э.: Ариапифа, его сыновей Скила и Октамасада. С ними уже тогда воевали греки. В 437 году до н. э. состоялась экспедиция в Понт афинского полководца Перикла, с именем коего связывают начало Золотого века Эллады. По свидетельству Плутарха, Перикл явился в Понт во главе большого и блестящего флота и «показал варварам всю силу и безбоязненность афинян, плавающих где угодно и подчинивших себе всё море».

А «Книга Велеса» (Лют II, 5:3) утверждает, что тогда греками был взят град Сурож: «И это великое оскорбление для нас, что в сурожских хранях, добытых врагами, боги наши повержены во прах и должны валяться, так как русичи не имеют сил, чтобы одолеть врагов в бою». А в тексте Троян II, 2:2 сказано, что греки вначале приходили гостями-купцами, а потом явились воинами с мечами в руках: «И так земля наша, которая четыре века была у нас, стала греческой… И теперь мы должны были снова её доставать, проливая кровь свою».

Войны между славянами и греками шли с переменным успехом, сменяясь долгими мирными временами, когда на торжищах «мы меняли их бороны на снедь», «коров на мазь и серебро» (Троян IV, 7:3), «жито на золотые цепи, монеты и ожерелья», «овец на пиво и вино греческое» (Бус III, 7:3). То есть торговали с греками. В это время в скифских землях появилось много греческих товаров, украшений, сосудов.

Жрецы славян и скифов противились сей торговле, ибо вместе с украшениями в землю славян проникала и греческая вера. Менялись быт и понятия. Простая и праведная жизнь, старина, уходила, и на смену ей являлись погоня за роскошью, за золотом, упадок нравов, столь характерные для «диевых» культов, в том числе греческого зевсизма (греческого бога Зевса, он же латинский Дый Патер, на Руси так и звали Дивом). Духовная экспансия порой более губительна, чем обычная война.

И греки тогда, так же, как ныне радетели «общечеловеческих ценностей», поддерживали тех, кто преклонялся перед греческой культурой и отвергал обычаи предков, особенно если они были из царского дома. До нас дошла история о первом «диссиденте», Анахарсисе, брате скифского царя Кадуида и сына Гнура (дядя Иданфирса), который по матери был эллином и только по отцу скифом.

Анахарсис долго отсутствовал в Скифии, он странствовал сначала в Греции. Около 594 года до н. э. (на 47-ю Олимпиаду) побывал в Афинах и был принят мудрецом Солоном. Спустя почти четыре десятилетия (надо полагать, столько времени он провел в Греции), уже 60-летним стариком Анахарсис совершил путешествие в Лидию. Он написал письмо лидийскому царю Крезу (тот царствовал с 560 года по 546 год до н. э.), сообщив, что скиф Анахарсис прибыл в Малую Азию для изучения нравов и занятий населения (замечу, в сём возрасте пора итоги подводить, а не этнографические экспедиции затевать).


В сущности, Анахарсис был духовно эллином. И он был славен среди эллинов своей мудростью и стихами, писанными по-гречески (впрочем, его стихи греки не сохранили). Вернувшись на старости лет в Скифию, где его уже все забыли, он попытался привить там обряды почитания Матери богов Кибелы (пляски с колокольчиками), за что и был застрелен собственным братом Савлием – «пернатая стрела быстро унесла его к бессмертным».

Греки же, по понятным причинам, сделали из него мученика за веру, который пытался просветить варваров. И даже, дабы ещё более возвеличить его, приписали ему изобретение якоря и гончарного круга (об этом в один голос пишут античные авторы). А между тем известно, что сии изобретения были сделаны за многие века до Анахарсиса. Ему также были приписаны многие изречения, народные пословицы, которые, кстати, дожили до наших дней; думаю, многие из них также старше Анахарсиса. Для некоторых, сочинённых самими греками, даже и автор-грек находится (возможно, сам Анахарсис приписывал себе изречения греческих философов и мудрецов).

Однако одно изречение явно принадлежит самому Анахарсису. Как-то некий грек стал порицать Анахарсиса за его варварское происхождение. И на это Анахарсис ответил: «Мне позор – отечество, а ты – своему отечеству». Сказано, конечно, метко. Но за такое отношение к своему отечеству, к обычаям предков трудно было ждать чего-либо, кроме стрелы от своего же родного брата.

Время шло. Торговля и греческий культурный натиск делали свое дело. Южная Русь «огречилась», об этом несколько раз говорит «Книга Велеса». И потому «Суренжань не есть сильное княжество, поскольку Греции и в иные вражьи земли отдает своих витязей» (Троян I, 1:3). Дело доходило и до того, что «огреченные» русы воевали на стороне греков против остальной Руси.

И тем не менее, став, по существу, греческой колонией (особенно в культурном отношении), в IV веке до н. э. при царе Атее Скифия достигла расцвета и вершины своего могущества. В Скифии сложилась ирано-греческая монархия (она стала подобна Селевкидской Персии). Но это же стало и причиной её падения. Ибо богатства Скифии соблазняли воинственных соседей, а роскошь двора и переход к городской жизни ослабили военные силы скифов.

Скифия стала вести захватнические войны. Так, скифский царь Атей захватил часть задунайской Фракии, часть земли гетов в Добрудже, воевал с трибалами. Тогда же он стал чеканить собственную монету в одном из западнопонтийских городов. Но тут интересы Скифии столкнулись с интересами молодой Македонии. В 339 году на Дунае произошла битва между Атеем и македонским царем Филиппом II. В сей битве Атей погиб. Было ему тогда 90 лет – воистину славная смерть в бою! Но скифы тогда чуть ли не впервые были разбиты.

Поражение и потеря только что завоёванных задунайских земель ещё не слишком ослабили Скифию. В 335 году Александр Македонский совершил поход за Дунай, в земли гетов и скифов, и вернулся обратно, разогнав племена гетов, но не решившись идти далее. Около 331 года в Северное Причерноморье вторглась армия наместника Александра Македонского во Фракии Зопириона и осадила греко-скифский город Ольвию – «торжище скифов-борисфенитов». Осада города продолжалась полтора года. Зопирион потерпел от скифов под стенами Ольвии сокрушительное поражение и был убит.

Александр Македонский не стал покорять Скифию и мстить за поражение Зопириона, ибо он был занят войной с Дарием Кодоманом. Как известно, Александру Македонскому покорились вся Передняя и Средняя Азия, часть Индии. Он завоевал Бактрию и Согдиану, убив наследника Дария Буса Бактрийского (сака Бэса, полагаю, предка Буса Белояра).

О его двух походах на Кавказ, к граду Кияр и Эльбрусу (331 и 327 годов до н. э.), о великих войнах с русколанскими родами сарматов-русов, об основании Александрий на Волге и реке Дон и построении великой Стены Александра на Кавказе уже было подробно рассказано выше. Здесь же напомним, что на вершине своего могущества Александр женился на скифянке, которая носила имя Роксана (по-славянски Русана). Александр увидел её в хороводе и был столь покорён ею, что не пожелал взять её силой, а справил свадьбу по арийскому обряду.

Войны Александра Македонского стронули с места многие народы Средней Азии, потому некоторые сакские и массагетские роды тогда двинулись из Средней Азии к своим родичам на Северный Кавказ, в Русколань, усиливая сарматские роды в противовес «огреченным» скифам. Тогда же в Русколани стал править славяно-сакский род Святояров и Белояров, к коему потом принадлежал и Бус Белояр.

Причерноморская Скифия была ещё достаточно сильна, но всё же она стала иной. Утратилось нечто неуловимое, но тем не менее важное – дух скифов, который был куплен греками за звонкую монету. Скифы все более «огречивались», развращались от излишеств, слабели. И теперь они воевали не за свободу, а за «золотую клетку», за богатство, которое приносила торговля. Тем временем набирали силу сарматы – восточная ветвь скифов, коих не затронула греческая культура и кои придерживались ведической (славяно-ведической) веры.

Падение Скифии и рождение Великой Сарматии становились неизбежными. Уже при Атее от Великой Скифии отложились и стали сарматскими земли за Доном и восточное побережье Меотиды (Азовское море).

Преемник Атея, последний царь Великой Скифии Агар попытался восстановить величие своей державы, боролся даже за влияние в Боспорском царстве, ставя на наследника боспорского трона Сатира II в его междоусобной борьбе с братом Евмелом. Скифское войско (20 000 пехоты и 10 000 конницы) воевало на стороне Сатира II (согласно Диодору, XX, 22–26). Но он недолго продержался на троне (309–310 гг.). Победителем в той борьбе стал брат Сатира II Евмел, который призвал на помощь сарматов.

Продолжение...

Асов Александр Игоревич: «Русь изначальная. Праистория Руси»

Featured Posts from This Journal