lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Официальная дата основания Донского казачьего Войска (Начало)


3 января 1570 года Иван Грозный послал грамоту донским казакам. Эта дата отмечается как день основания Войска Донского.

Датой старшинства (образования) Донского казачьего Войска официально считается 1570 год. Эта дата основана на весьма малозначительном, но очень знаковом событии в истории войска. В старейшей из отысканных грамот царь Иван Грозный приказывает казакам служить ему, а за это обещает их «жаловать». В качестве жалованья посылались порох, свинец, хлеб, одежда и денежное жалованье, хотя и очень небольшое. Она составлена 3 января 1570 г. и послана с боярином Иваном Новосильцевым вольным казакам, живущим на Северском Донце. Согласно грамоте царь Иван Грозный, отправляя послов в Крым и Турцию, повелевал донцам сопроводить и оберегать посольство до границы с Крымом. И ранее донские казаки нередко выполняли поручения и участвовали в различных войнах на стороне московских войск, но только в качестве иноземного наёмного войска. Поручение в приказной форме было отыскано с этой грамотой впервые и означает только самое начало регулярной московской службы. Но к этой службе Войско Донское шло очень долго, а путь этот был, без преувеличения, весьма трудный, тернистый и даже порою трагический.

В статье «Давние казачьи предки» была описана история возникновения и развития казачества (в том числе и донского) в доордынский и ордынский периоды. Но в начале 14 века Монгольская империя, созданная великим Чингисханом, начала распадаться, в её западном улусе, Золотой Орде, также периодически возникали династические смуты (замятни), в которых участвовали и казачьи отряды, подвластные отдельным монгольским ханам, мурзам и эмирам.

При хане Узбеке ислам стал государственной религией в Орде и в последующих династических смутах обострился и стал активно присутствовать ещё и религиозный фактор. Принятие одной государственной религии в многоконфессиональном государстве, безусловно, ускорило его саморазрушение и распад, ибо ничто так не разделяет людей, как религиозные и идеологические пристрастия. В результате религиозных притеснений властей стало нарастать бегство из Орды подданных по причинам веры. Мусульмане иных толков потянулись в среднеазиатские улусы и к туркам, христиане на Русь и в Литву. В конце концов, даже митрополит переместился из Сарая в подмосковный Крутицк. Наследник Узбека хан Джанибек в период своего правления дал вассалам и вельможам «ослабину великую» и когда умер в 1357 году, началась длительная ханская междуусобица, в течение которой за 18 лет сменилось 25 ханов и были убиты сотни чингизидов. Эта смута и последующие за ней события получила название Великой Замятни и была трагической в истории казачьего народа.

Орда быстро катилась к своему упадку. Хроникёры той поры уже рассматривали Орду не как целое, а состоящую из нескольких Орд: Сарайской или Большой, Астраханской, Казанской или Башкирской, Крымской или Перекопской и Казацкой. Войска опальных и погибавших в смутах ханов часто становились бесхозными, «вольными», никому не подвластными. Именно тогда, в 1360-1400-е годы, в Русском пограничье появляется этот новый тип казака, не состоявшего на службе и жившего главных образом набегами на окружающие их кочевые орды и соседние народы или грабившие купеческие караваны. Именно их называли «воровскими» казаками. Особенно много таких «воровских» ватаг было на Дону и на Волге, которые являлись важнейшими водными артериями и главными торговыми путями, соединявшими русские земли со степью, Ближним Востоком и средиземноморьем. В ту пору между казаками, служилыми и вольными не было резкого разделения, зачастую вольные нанимались на службу, а служилые при случае грабили караваны.

Именно с этого времени на границах Московского и других княжеств появилась также масса «бездомного» служилого ордынского люда, который княжеская власть и начала верстать в городовые казаки (по-нынешнему ЧОПы, СОБРы и полиция), а затем и в пищальники (стрельцы). Их за службу освобождали от податей и селили в особых поселениях, «слободах». В продолжение всего времени ордынской замятни число этого служилого люда в русских княжествах постоянно росло. А черпать было откуда. Количество русского населения на территории Орды накануне Замятни , по оценке казачьего историка А.А. Гордеева, составляло 1-1,2 миллиона человек. По средневековым меркам это довольно много. Помимо коренного русского населения степей доордынского периода оно сильно выросло за счёт «тамги». Помимо казаков (воинского сословия) это население занималось земледелием, промыслами, ремёслами, ямской службой, обслуживало броды и переволоки, составляло свиту, дворню и челядь ханов и их вельмож. Оценочно две трети этого населения жило в бассейнах Волги и Дона, одна треть по Днепру.

В ходе Великой Замятни всё большее влияние стал приобретать ордынский военачальник, темник Мамай. Он, как и прежде Ногай, стал смещать и назначать ханов. Иранско-среднеазиатский улус к тому времени также совершенно распался и на политической сцене там появился другой самозванец - Тамерлан. Мамай и Тамерлан в истории Иранского улуса и Золотой Орды сыграли огромную роль, вместе с тем тот и другой содействовали их окончательной гибели. Казаки также активно участвовали в смуте Мамая, в том числе и на стороне русских князей. Известно то, что в 1380-м году донские казаки преподнесли Дмитрию Донскому икону Донской Богоматери и участвовали против Мамая в Куликовской битве. И не только донские казаки. По многим данным, командир Засадного полка воевода Боброк Волынский был атаманом днепровских черкас и перешёл на службу к московскому князю Дмитрию со своей казачьей дружиной из-за раздоров с Мамаем. В этой битве казаки храбро сражались с обеих сторон и понесли огромные потери. Но самое страшное было впереди.

После разгрома на Куликовом поле Мамай собрал новое войско и стал готовиться к карательному походу на Русь. Но в смуту вмешался хан Белой Орды Тохтамыш и нанёс сокрушительное поражение Мамаю. Амбициозный хан Тохтамыш огнём и мечом вновь объединил под свой бунчук всю Золотую Орду, включая Русь, но сил своих не рассчитал и вызывающе и дерзко повёл себя со своим прежним покровителем, среднеазиатским повелителем Тамерланом. Расплата не заставила себя долго ждать. В серии сражений Тамерлан уничтожил огромную золотоордынскую армию, казаки вновь понесли огромные потери. После разгрома Тохтамыша Тамерлан двинулся на Русь, но тревожные вести с Ближнего Востока заставили его изменить планы. Там постоянно восставали персы, арабы, афганцы и не менее дерзко и вызывающе, чем Тохтамыш, вёл себя «гроза Европы» турецкий султан Баязет. В походы на персов и турок Тамерлан мобилизовал и увёл с собой десятки тысяч оставшихся в живых казаков с Дона и Волги. Они воевали очень достойно, о чём сам Тамерлан оставил наилучшие отзывы. Так в своих записках он записал: «Усвоивши манеру сражаться по-казачьи, я снарядил свои войска так, чтобы я мог, как казак, проникнуть в расположение моих врагов». После победоносного завершения походов и пленения Баязета казаки запросились на родину, но разрешения не получили. Тогда они самовольно откочевали на север, но по приказу своенравного и могущественного повелителя были настигнуты и истреблены.

Очень дорого обошлась казачьему народу Дона и Волги Великая золотоордынская Смута (Замятня) 1357-1400 годов, казаки пережили тяжелейшие времена, большие народные несчастья. В течение этого периода территория Казакии последовательно подверглась опустошительным нашествиям грозных завоевателей – Мамая, Тохтамыша и Тамерлана. Прежде густонаселённые и цветущие низовья казачьих рек превратились в пустыни. Такого чудовищного расказачивания история Казакии не знала ни до, ни после. Но некоторая часть казаков сохранилась. Когда нагрянули грозные события, казаки, ведомые в это смутное время наиболее предусмотрительными и дальновидными атаманами, переселились в соседние области, Московское, Рязанское, Мещерское княжества и на территории Литвы, Крымского, Казанского ханств, в Азов и другие генуэзские города Причерноморья. Генуэзец Барбаро писал в 1436 году: «…в Приазовье живёт народ, называемый азак-казак, говорящий славяно-татарским языком». Именно с конца XIV века стали известны по летописям азовские, генуэзские, рязанские, казанские, московские, мещерские и другие казаки, вынужденные эмигрировать из родных мест и поступившие на службу разным владыкам. Эти казачьи предки, беглецы из Орды, искали в новых землях службу, работу, «батрачествовали», в то же время страстно желали возвращения на Родину. Уже в 1444 году в бумагах Разрядного Приказа, касательно набега отряда татар на рязанские земли, записано: «…стояла зима и выпал глубокий снег. Казаки выступили против татар на артах…» (лыжах).


С этого времени сведения о деятельности казаков в составе московских войск не прекращаются. Перешедшие с оружием и войсками на службу Московского князя татарские вельможи приводили с собой много казаков. Орда, распадаясь, делила и её наследство – вооружённые силы. Каждый хан, уходя из под власти главного хана, уводил с собой племя и войска, в числе которых было значительное количество казаков. По историческим сведениям казаки были также при ханах Астрахани, Сарая, Казани и Крыма. Однако в составе поволжских ханств количество казаков быстро падало и вскоре совершенно исчезло. Они перешли на службу другим владыкам или стали «вольными».

Вот так, к примеру, произошёл исход казаков из Казани. В 1445 году молодой московский князь Василий II выступил против татар для защиты Нижнего Новгорода. Войска его были разбиты, а сам князь был взят в плен. В стране начался сбор средств для выкупа князя и за 200 000 рублей Василий был отпущен в Москву. С князем из Казани явилось большое количество татарских вельмож, перешедших к нему на службу со своими войсками и оружием. В качестве «служилых людей» они были награждены землями и волостями. В Москве повсюду была слышна татарская речь. И казаки, будучи воинством многонациональным, находясь в составе войск Орды и ордынских вельмож, сохраняли свой родной язык, но по службе и между собой говорили на языке государственном, т.е. на тюрко-татарском. Соперник Василия, его двоюродный брат Дмитрий Шемяка, обвинил Василия в том, что «он навёл татар на Москву, и города и волости им дал еси на кормление, татар и речь их любит паче меры, злато и серебро и имение им даёт…». Шемяка заманил Василия на богомолье в Троице-Сергиев монастырь, пленил, сверг и ослепил его, заняв московский престол. Но отряд верных Василию черкас (казаков), ведомый служившими в Москве татарскими царевичами Касимом и Егуном разбил Шемяку и вернул престол Василию, с тех пор за слепоту называемому Тёмным.

Именно при Василии II Тёмном постоянные (нарочитые) служивые московские войска были систематизированы. Первую категорию составляли части «городовых» казаков, сформированные из «бездомного» ордынского служилого люда. Эта часть несла службу дозорную и полицейскую, по охране внутреннего городского порядка. Они находились в полном подчинении местных князей и воевод. Часть городовых войск составляла личную охрану московского князя и подчинялись ему. Другую часть казачьих войск составляли казаки пограничной стражи окраинных в ту пору земель Рязанского и Мещерского княжеств. Оплата службы постоянных войск была всегда тяжёлым вопросом московского княжества, как впрочем, и любого другого средневекового государства, и осуществлялась путём земельных наделов, а также получением жалованья и льгот в торговле и промыслах. Во внутренней жизни эти войска были совершенно независимы и находились под начальством своих атаманов. Казаки, состоя на службе, не могли активно заниматься земледелием, потому что труд на земле отрывал их от военной службы. Они отдавали излишки земли внаём или нанимали батраков. В пограничье казаки получали большие земельные наделы и занимались скотоводством и огородничеством. При следующем московском князе Иване III продолжалось увеличение постоянных вооружённых сил и улучшалось их вооружение. В Москве был устроен «пушечный двор» для выделки огнестрельного оружия и пороха.


При Василии II и Иване III, благодаря казакам, Москва стала обладать мощными вооружёнными силами и последовательно присоединила Рязань, Тверь, Ярославль, Ростов, затем Новгород и Псков. Рост военной мощи Руси увеличивался с ростом её вооружённых сил. Численность войск с наёмниками и ополчением могла достигать 150-200 тысяч человек. Но качество войск, их мобильность и боеготовность увеличивалась, главным образом, благодаря росту численности «нарочитых» или постоянных войск. Так в 1467 году был предпринят поход на Казань. Атаман казаков Иван Руда был избран главным воеводой, успешно побил татар и разорил окрестности Казани. Захвачено было много пленных и добычи. Решительные действия атамана не получили благодарности князя, а наоборот, навлекли опалу. Паралич страха, покорности и раболепия перед Ордой очень медленно покидали душу и тело русской власти. Выступая в походы против Орды, Иван III никогда не решался вступать в большие сражения, ограничивался демонстрационными действиями и помощью крымскому хану в его борьбе с Большой Ордой за независимость.

Несмотря на навязанный Крыму в 1475 году протекторат от турецкого султана, крымский хан Менгли I Гирей поддерживал дружеские и союзные отношения с царём Иваном III, у них был общий враг – Большая Орда. Так во время карательного похода золотоордынского хана Ахмата на Москву в 1480 году, Менгли I Гирей послал подвластных ему ногайцев с казаками в набег на Сарайские земли. После бесполезного «стояния на Угре» против московских войск, Ахмат отступил из московских и литовских земель с богатой добычей на Северский Донец. Там он подвергся нападению ногайского хана, в войсках которого было до 16000 казаков. В этой войне хан Ахмат был убит и он стал последним признанным ханом Золотой Орды. Азовские казаки, будучи независимыми, также вели войны с Большой Ордой на стороне крымского ханства. В 1502 году хан Менгли I Гирей нанёс сокрушительное поражение хану Большой Орды Шейн-Ахмату, разрушил Сарай и покончил с Золотой Ордой. После этого поражения она окончательно прекратила своё существование.

Протекторат Крыма перед Османской империей и ликвидация Золотой Орды составили новую геополитическую реальность в Причерноморье и произвели неизбежную перегруппировку сил. Занимая земли, лежащие между московскими и литовскими владениями с севера и северо-запада и окружённые с юга и юго-востока агрессивными кочевниками, казаки не считались с политикой ни Москвы, ни Литвы, ни Польши, отношения с Крымом, Турцией и кочевыми ордами строили исключительно из соотношения сил. А бывало и так, что за свою службу или нейтралитет казаки получали жалованье одновременно от Москвы, Литвы, Крыма, Турции и кочевников. Азовские и донские казаки, занимая независимое положение от турок и крымских ханов, продолжали и на них нападения, чем вызвали недовольство султана и он решил с ними покончить. В 1502 году султан приказал Менгли I Гирею: «Всех лихих казачьих пашей доставить в Царьград». Хан усилил репрессии против казаков в Крыму, выступил в поход и занял Азов. Казаки были принуждены отступить из Приазовья и Таврии на север, вновь основали и расширили в низовьях Дона и Донца многие городки и перенесли центр из Азова в Раздоры. Так образовалось низовое Войско Донское.


После гибели Большой Орды казаки также стали покидать службу на границах Рязанского и других пограничных русских княжеств, стали уходить в «опустелые степи орды Батыя» и занимать свои прежние места в верховьях Дона, по Хопру и Медведице. Казаки несли службу на границах по договорам с князьями и не были связаны присягой. Кроме того, поступая на службу русских князей во время ордынской смуты, казаки были неприятно удивлены местными порядками, а поняв «беспредел» холопской зависимости русского народа от господ и власти стремились спасти себя от закабаления и превращение в холопы. Казаки неизбежно ощущали себя чужаками среди общей покорной и безропотной массы холопов. Правившая при малолетнем сыне рязанская княгиня Аграфена бессильна была удержать казаков и жаловалась своему брату московскому князю Ивану III. Для «запрета ухода казаков на юг самодурью» им были приняты репрессивные меры, но они дали обратный результат, исход усилился. Так вновь образовалось верховое Войско Донское. Уход казаков пограничных княжеств обнажал их границы и оставлял их без защиты со стороны степи. Но потребность в организации постоянных вооружённых сил ставила московских князей в необходимость идти на большие уступки казакам и ставить казачьи войска в исключительные условия. Как всегда одним из самых трудноразрешимых вопросов при найме казаков на службу было их содержание. Постепенно в решении и этих вопросов наметился компромисс.

Казачьи части на московской службе превращались в полки. Каждый полк получал земельный надел и жалованье и становился коллективным помещиком, как монастыри. Ещё точнее сказать это был средневековый военный колхоз, где у каждого бойца была своя доля, у кого её не было назывались «бездольными», у кого отбирали, назывались «обездоленными». Служба в полках была наследственной и пожизненной. Казаки пользовались многими материальными и политическими льготами, сохраняли право выбора начальников, за исключением самого старшего, назначаемого князем. Сохраняя внутреннюю автономию, казаки приносили присягу. Принимая эти условия, многие полки преобразовывались из полков казачьих, в полки «пушкарей» и «пищальников», а позднее в полки стрелецкие.


Их начальники назначались князем и вошли в военную историю под названием «Стрелецкий Голова». Стрелецкие полки были лучшими нарочитыми войсками московского государства той поры и просуществовали около 200 лет. Но существование стрелецких войск было обусловлено твёрдой монаршей волей и веской государственной поддержкой. И уже вскоре, в Смутное время, лишившись этих преференций, стрелецкие войска вновь превратились в казаков, от коих и произошли.

Это явление описано в статье «КАЗАКИ В СМУТНОЕ ВРЕМЯ». Новое верстание казаков в стрельцы произошло уже после русской Смуты. Благодаря этим проведённым мерам не все казачьи эмигранты вернулись в Казакию. Часть осталась на Руси и послужила основанием образования служилых сословий, городового, сторожевого, поместного казачества, пушкарей и стрелецкого войска. По традиции эти сословия имели некоторые черты казачьей автономии и самоуправления вплоть до петровских реформ. Подобный процесс имел место и в литовских землях. Таким образом, в начале 16 века вновь образовалось 2 стана донского казачества, верховое и низовое. Верховые казаки, устроившись на своих прежних местах в пределах Хопра и Медведицы, стали очищать подонье от ногайских кочевых орд. Низовые казаки, вытесненные из Азова и Таврии, также укрепились на старых землях в низовьях Дона и Донца, вели войну против Крыма и Турции.

В первой половине 16 века верховые и низовые ещё не были объединены под властью одного атамана и каждый имели своего. Препятствовали этому их разное происхождение и разнонаправленность их военных усилий, у верховых на Волгу и Астрахань, у низовых на Азов и Крым, низовых не покидала надежда вернуть свой прежний культурный и административный центр – Азов. Своими действиями казаки предохраняли Москву от набегов кочевых орд, хотя бывало безобразничали и сами. Связь казаков с Москвой не прерывалась, в церковном отношении они подчинялись Сарско-Подонскому епископу (крутицкому). Казаки нуждались в материальной помощи Москвы, Москва в военной помощи казаков в борьбе с Казанью, Астраханью, ногайскими ордами и Крымом. Казаки действовали активно и дерзко, они хорошо знали психологию азиатских народов, уважающих только силу, и справедливо считали лучшей тактикой в отношении их - нападение. Москва действовала пассивно, осмотрительно и осторожно, но они нужны были друг другу.

Итак, несмотря на запретительные меры местных ханов, князей и властей, при первой возможности, после окончания Замятни, казаки-эмигранты и беглецы из Орды возвращались на Днепр, Дон и Волгу. Это продолжалось и позднее, в XV и в XVI веках. Этих возвращенцев, русские историки часто и выдают за беглый люд из Московии и Литвы. Остававшиеся на Дону и вернувшиеся из соседних пределов казаки объединяются на древних казачьих началах и воссоздают тот общественно-государственный механизм, который впоследствии будет назван республиками Вольного казачества, о существовании которых ни у кого уже нет сомнения. Одна из таких «республик» была на Днепре, другая — на Дону, и центр ее был на острове при слиянии Донца и Дона, городок назвали Раздоры. В «республике» устанавливается древнейшая форма власти. Полнота ее находится в руках народного собрания, которое называется Круг. Когда вместе собираются люди из разных земель, носители разных культур и хранители разных вер, то, чтобы ужиться, им приходиться в своем общении отступить на уровень самый простой, опробованный тысячелетиями, доступный для любого понимания. Вооруженные люди становятся в круг и, глядя в лица друг другу, решают. В ситуации, когда все до зубов вооружены, все привыкли биться насмерть и каждый миг рисковать жизнью, вооруженное большинство не потерпит вооруженного меньшинства. Либо изгонит, либо просто перебьёт. Несогласные могут отколоться, но впоследствии внутри своей группы разномыслия также не потерпят. Поэтому решения могут приниматься только одним способом - единогласно. Когда решение принято, на срок его выполнения выбирался вожак, называемый «атаманом». Ему подчиняются беспрекословно. И так пока не выполнят то, что решили. В перерывах между Кругами также управляет избранный атаман - это власть исполнительная. Атаману, избранному единогласно, мазали голову грязью и сажей, сыпали за ворот горсть земли, как преступнику перед утоплением, показывая, что он не только главарь, но и слуга общества, и в случае чего его покарают беспощадно. Атаману избирали двух помощников, есаулов.

Власть атаманская длилась один год. По такому же принципу строилось управление в каждом городке. Собираясь в набег или поход, так же избирали атамана и всех начальников, и до конца предприятия избранные вожди могли наказывать за неповиновение смертью. Главными преступлениями, достойными этого страшного наказания, считали измену, трусость, убийство (среди своих) и воровство (опять же среди своих). Осужденных сажали в мешок, подсыпали туда песку и топили («в воду сажали»). В поход казаки уходили в разном рванье. Холодное оружие, чтобы не блестело, вымачивали в рассоле. Зато после походов и набегов наряжались ярко, предпочитая персидскую и турецкую одежду. По мере того, как снова обживалась река, здесь появляются первые женщины. Некоторые казаки стали вывозить свои семьи с прежнего места жительства. Но большинство женщин были отбиты, украдены или куплены. Неподалеку, в Крыму был крупнейший центр работорговли. Многоженства среди казаков не было, брак заключался и расторгался свободно. Для этого казаку было достаточно поставить в известность Круг. Таким образом, в конце XV века, после окончательного развала единого ордынского государства, оставшиеся и осевшие на его территории казаки, сохранили войсковую организацию, но при этом оказались в полной независимости и от осколков былой империи, и от появившегося на Руси Московского царства. Беглые же люди других сословий лишь пополняли, но не были корнем возникновения войск. Прибывавших принимали в казаки не всех и не сразу. Чтобы стать казаком, т.е. быть членом войска, нужно было получить согласие Войскового Круга. Далеко не все получали такое согласие, нужно было для этого пожить среди казаков, иногда продолжительное время, войти в местную жизнь, «застариться» и тогда только давалось разрешение называться казаком. Поэтому среди казаков проживала значительная часть населения, не принадлежавшая к казачеству. Их называли «бездольными людьми» и «бурлаками». Сами казаки всегда считали себя отдельным народом и не признавали себя беглыми мужиками. Они говорили: «мы не холопы, мы казаки». Эти мнения ярко отражены в художественной литературе (например, у Шолохова). Историки казачества, приводят подробные выдержки из летописей XVI—XVIII вв. с описанием конфликтов между казаками и пришлыми крестьянами, которых казаки отказывались признавать равными себе. Так казачество сумело сохраниться как военное сословие при крушении Великой Империи монголов. Оно вступало в новую эпоху, не предполагая, какую значительную роль ему предстоит сыграть в будущей истории московского государства и в создании новой империи.

Окончание...


Сергей Волгин
Tags: Ратное дело, Славяне Предки Русь
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments