lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Миссия Е. Путятина в Японии: Курильские острова, Сахалин и другие итоги.


7 февраля 1855 года, был подписан Симодский трактат между Россией и Японией. Согласно нему, Курильские острова объявлялись российскими. 

Симодский трактат



В храме Теракудзи города Симода в 1855 году от Рождества Христова 26 января (по старому стилю) или в первый год Ансэя, двенадцатого месяца в 21 день (по японскому летосчислению) Евфимий Путятин и Тосиакира Кавадзи подписали «Симодский трактат». В условиях Крымской войны (1853-56), когда России пришлось выступать против целого блока стран, поддерживающих Османскую империю, такой договор трубно переоценить. Учитывая, что сначала официальная Япония не пошла на переговоры, подписав между тем Канагавский договор - с США, нужно было найти хотя бы временного союзника, на Тихом океане.

Покинув 24 января 1854 г. Нагасаки, Путятин через Рюкю пришел в порт Гамильтон (Манила). Здесь он получил сообщение о разрыве Англией и Францией отношений с Россией. По пути 8 апреля он зашел в Нагасаки и вручил письмо уполномоченным Цуцуи и Кавадзи. В нем он сообщал, что в конце июня будет в Аниве на Сахалине и хотел бы решить вопрос о государственной границе. Затем через Японское море Путятин направился к устью Амура. Здесь он узнал новости о Крымской войне и о том, что Англия и Франция сосредоточивают свои корабли в Тихом океане для захвата русской эскадры.

В столь угрожающей обстановке Путятин принимает меры по обороне дальневосточных окраин России, имея намерение вторично вступить в переговоры с Японией.


Путятин с самого начала и до конца верил в проведение переговоров с Японией мирным путем при уважении японских законов и традиций.

3 октября 1854 г. на фрегате «Диана» адмирал вышел из Императорской гавани (ныне Советская гавань) и направился в Японию. 9 октября он прибыл в Хакодате и вручил губернатору для бакуфу (правительство сёгуна – бакуфу, 幕府) письмо, в котором просил прислать в Осака уполномоченных для завершения переговоров. Договор (Симодский трактат) был подписан, но путь к нему оказался нелегким.


Это первый договор о территориях не только установил между двумя странами межгосударственные отношения, но и стал гарантией мира: «Отныне да будет постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией. Во владениях своих государств русские и японцы да пользуются покровительством и защитою как относительно их личной безопасности, так и неприкосновенности их собственности».


Этому дипломатическому шагу между двумя империями предшествовала череда событий, связанных как с открытием и освоением Сахалина (Кита Эдзо 北蝦夷 )/Карафуто 樺太) и Курильских остров (Тисима), так и явными интересами Британии, Франции и других стран к Курилам, к Сахалину.


Что касается Сахалина и Курил, то первыми европейцами, добравшимися до их берегов, стали члены голландской экспедиции (на двух судах) под командованием Маартена Герритсена де Фриза (Maarten Gerritszoon Vries). Фриз не только исследовал и нанес на карту Южные Курилы (июнь 1643 г.) и юго-восточную часть Сахалина, дав имя полуострову Терпения, но и провозгласил остров Уруп (Уруппу) владением Ост-Индской кампании (приняв его за берег Американского континента), что, однако, осталось без каких-либо политических последствий. В 1646 г. экспедиция В.Д. Пояркова открыла северо-западное побережье Сахалина. В 1697 г. В. Атласов узнал о существовании Курильских островов, и уже спустя чуть более десяток лет (в 1710-е гг.) начался процесс изучения и постепенного присоединения Курильских островов к Российской империи. В 1795 г. на Урупе было основано русское поселение.

Свой вклад в «сахалинский вопрос» внес и известный российский мореплаватель И.Ф. Крузенштерн, который летом 1805 г. безуспешно пытался найти пролив между Сахалином и материком в районе амурского лимана, подтвердив мнение Лаперуза об якобы полуостровном положении Сахалина.

Одновременно с русскими, которые двигались вдоль Курил с севера, на Южные Курилы и крайний юг Сахалина начинают проникать японцы. Уже во второй половине XVIII в. здесь появляются японские фактории и места рыбной ловли, а с 80-х годов XVIII в. – начинают работать научные экспедиции с участием таких ученых, как Могами Токунай и Мамия Риндзо (間宮林蔵). Позднее, в 1808-1809 гг., кроме экспедиции Риндзо, Сахалин («Северный Эдзо») исследовал Мацуда Дэндзюро (松田傳十郎). К тому времени произошел и первый вооруженный русско-японским конфликтом – в 1806 году, связанный с именем (недоброй для японцев памяти) графа Н. Резанова (известного российским любителям мюзиклов по рок-опере «Юнона и Авось» композитора А. Рыбникова).


Собственно берега же самой Японии (Ниппон) оставались во многом загадкой как для Европы, так и России. Одним из первых европейцев, кто ступил на берега этих государств, стал португалец Ф. М. Пинту, который путешествовал и по внутренним районам Китая. Итогом его экспедиции стала книга «Странствования Фернана Медишу Пинту». Уже с 1543 г. португальцы стали частыми гостями у берегов Японии, научив нихондзин (самоназвание японцев) строить корабли европейского типа, познакомив их с картографией, навигацией и медициной. Вместе с пороховым оружием и табаком в Ниппон стали прибывать и миссионеры, несущие слово и крест католического Рима. В 1618-21 гг. на острове Хоккайдо побывал итальянец Джироламо де Анжелис, миссионер, составивший описание и известную «Карту Анжелиса» – «страны Иесо». Что касается строительства японцами кораблей, то есть свидетельства плавания посольской миссии Ниппон в Европу.

Все это в совокупности и подтолкнуло правительство Российской империи искать мира с далеким соседом. С этой целью в Японию/Ниппон и была послана миссия Е. Путятина.


Путятин решил, учитывая осложнение международной обстановки и усиления активности англичан и французов в Тихом океане у берегов Японии, Сахалина и Курил, спешит прибыть в Осака лишь на одном фрегате «Диана», чтобы не привлекать внимание вражеских флотилий. Вероятно, как писал Гончаров, адмирал также предполагал, что если приблизиться к "столице, где живет микадо", то японцы, объятые страхом появления иностранцев в этом закрытом священном месте, примут предложение русских.

Через десять дней «Диана» прибыла в Осака. Жителей города поразил незнакомый "черный корабль". Сенсация передалась в Киото. Нашлись люди, начавшие продавать картинки, отпечатанные на изразцах, с изображением иностранного корабля. Правительство бакуфу мобилизовало на оборону Киото четыре тысячи солдат и, направив войска в княжества Корияма, Ёдо, Камэяма, Дзэдзэ, приняло повсеместно меры охраны. Были вызваны войска из Хидзэн и Сацума. Правитель осакского замка Цутия Унэмэноеё не разрешил высадиться на берег, отказав в этом Путятину под тем предлогом, что иностранцы в Осака не принимаются. Вскоре из Эдо было получено приглашение "прибыть в Симода на Идзу и начать переговоры с Кавадзи". Путятин согласился и 10 ноября отплыл из Осака.

«Диана» 2 декабря, как ей и было назначено, вошла в порт Симода. Путятин с большим нетерпением ожидал Кавадзи Тосиакира, которого он хорошо знал по Нагасаки, и у него портилось настроение из-за того, что Кавадзи не приезжал. Губернатор Симоды Цуцуки Минэсигэ был растерян, успокаивал Путятина, направил в Эдо срочно гонца. Вскоре уполномоченные Японии Цуцуи Масанори и Кавадзи Тосиакира прибыли в Симоду.

8 декабря в симодском храме Гёкусэндзи Путятин нанес японцам визит вежливости. На следующий день, 9 декабря, делегация японских уполномоченных прибыла на «Диану» с ответным визитом. Затем 10 декабря в храме Гёкусзндзи начались официальные переговоры.

На следующий день, 11 декабря, во время первой встречи в Симоде произошло сильное землетрясение и переговоры были прерваны. Землетрясение началось в 10 часов утра и продолжалось до 3 часов дня. На берег обрушились цунами. Симода почти полностью был уничтожен.


Фрегат «Диана» также получил значительные повреждения. Следует упомянуть, что в этот момент русские в условиях крайней опасности спасли японцев, находившихся в море на лодках. Чтобы отремонтировать судно, Путятин попросил разрешения зайти в другой порт и присмотрел для этого бухту у деревни Хэда (戸田村) на западном побережье полуострова Идзу, в 40 километрах от Симода. Судно было разгружено, и экипаж (484 человека) сошел на берег в Симодском порту.


Наступил новый, 1855 год. Было решено сотней японских лодок тянуть на буксире «Диану» из Симода в Хэда. Когда прошли около 10 километров, поднялся шквальный ветер, на рассвете 8 января «Диана» перевернулась и затонула (История Японии). Пришлось строить новый корабль. Надо отметить, что жители Хэда, несмотря на убытки от недавнего землетрясения, охотно помогали морякам, снабжая их пищей и одеждой. Также прибыли и мастера для разных работ. Два японских чиновника, наблюдавшие ха процессом постройки, тщательно всё записывали и зарисовывали, обозначая названия каждой детали судна. Также поступали и мастеровые: у каждого из них была книжечка, куда каждый зарисовывал все, что изготовил в данный день.


14 апреля 1855 г. шхуна, названная в честь деревни – «Хэда», была спущена на воду. За время пребывания русских в Хэда при их помощи были заложены еще три шхуны. Всего же в 1850-х гг. по образцу «Хэда» было построено шесть судов.

Итоги миссии Е. Путятина:

Для русских в Японии (Ниппон) вводилась по существу консульская юрисдикция. Курильские острова к северу от Итурупа объявлялись российскими, в свою очередь Япония получила Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, а Сахалин продолжал оставаться совместным нераздельным владением обеих стран.

Для русских кораблей открылись порты Симода, Хакодатэ, Нагасаки. Россия получала право учредить в них консульства, для нас устанавливался режим наибольшего благоприятствования в торговле.

Положение о совместном владении Сахалином было более выгодно России, продолжавшей активную колонизацию острова (Япония в то время не имела такой возможности из-за отсутствия флота).


26 апреля 1885 г. адмирал Путятин с частью команды покинул Японию. Но вскоре интриги Запада дали о себе знать. В нарушение Симодского трактата Япония начала активно заселять Сахалин, возникли споры.

Противоречия разрешились в 1875 году подписанием Санкт-Петербургского договора, по которому Россия уступала Японии Курильские острова в обмен на полноправное владение Сахалином.






Прошло почти 165 лет, но жители Хэда по-прежнему чтят память о тех далеких событиях. Летом в городе Хэда проходит Минато мацури — Праздник порта, но местные жители называют его Путятин мацури.


В Хэда на месте построенной русскими верфи находится музей мореплавания и кораблестроения, два зала которого посвящены истории экспедиции Евфимия Путятина.

У входа в музей установлен поднятый со дна якорь «Дианы». На втором этаже музея выставлены личные вещи русского адмирала, макет шхуны «Хэда», фотографии и личные вещи моряков.


В 2016 году премьер-министр Японии Синдзо Абэ (安倍 晋三) преподнёс Президенту России Владимиру Путину репродукцию картины "Прибытие Путятина".



Сергей Новопашин
Tags: История, Политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments